"В 4 ЧАСА УТРА", ОНЛАЙН - ВЫСТАВКА ПОСВЯЩЕННАЯ КО ДНЮ ПАМЯТИ И СКОРБИ

22 июня 1941 года – одна из самых печальных дат в истории России – начало Великой Отечественной войны (1941-1945), освободительной войны народов СССР против нацистской Германии и ее союзников, являющейся важнейшей и решающей частью Второй мировой войны (1939-1945).

В 12:15 народный комиссар иностранных дел СССР Вячеслав Михайлович Молотов выступил с радиообращением и официально объявил о начале войны.

«Сегодня, в 4 часа утра, без предъявления каких-либо претензий к Советскому Союзу, без объявления войны, германские войска напали на нашу страну, атаковали наши границы во многих местах и подвергли бомбёжке со своих самолётов наши города — Житомир, Киев, Севастополь, Каунас и некоторые другие, причём убито и ранено более двухсот человек. Налёты вражеских самолётов и артиллерийский обстрел были совершены также с румынской и финляндской территории»

Завершающие выступление слова стали крылатыми: «Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами»

 

Это сообщение было напечатано в ближайших выпусках всех газет. Тогда никто не мог представить, какой ценой мы добьемся этой победы...

 

Пионерская правда. 1941. № 074 (2586)

 

 

Воспоминания о начале Великой Отечественной войны ветеранов педагогического труда городского округа Верхняя Пышма:

Трифанова Маргарита Викторовна

«Возвращаюсь памятью в детство»

  «Перед войной наш город Верхняя Пышма имел статус поселка и назывался Медный рудник. Было в нем два района: старый, около церкви, и новый. Его называли Горновсий, так как жили здесь в построенных домах рабочие рудника медеэлектролитного завода. Мои родители и дедушка с бабушкой построили дом на углу улиц Калинина и Свердлова в 1939 году. Наши улицы были чистые, зеленые. Жили в них добрые и трудолюбивые люди. По праздникам, особенно летом, их распахнутых окон доносились смех и песни. Но на наших улицах никогда не было пьяных.

Родители и дедушка работали на руднике. На берегу озера Балтым рудник построил несколько красивых по тем временам коттеджей. И в июне 1941 года там, видимо, проходило открытие. В субботу 21 июня родители и мы с братом были там. Вечером, помню, на берегу горел большой костер, играл баян. Молодые люди и мои родители качались на гигантских шагах – любимом развлечении как взрослых, так и детей. А потом папа и другие мужчины поехали на лодках рыбачить. Как сейчас помню огромного желтого линя, которого поймал папа. Мама его чистит, а мы с братом плачем – жалко красивую рыбу.

Не успели поесть ухи, как на дачу прискакал верховой с известием о начале войны. Женщины сильно плакали. А мы не очень понимали, о чем они плачут. Мне было шесть , а братику – четыре года. Вскоре пришла грузовая машина, все мужчины попрыгали в кузов. Дача притихла, женщины и дети пошли домой пешком.

Вот так я узнала о начале войны. Думаю, что никто и никогда из моего поколения этот день забыть не сможет. Я в этом уверена»

 

Костерина Тамара Николаевна

«Голодное детство»

Наша семья состояла из семи человек: родители и пятеро детей. Жили мы в селе Первомайка Верхнепышминского района. Отец работал в селе Мостовое. Однажды он раньше субботы приехал домой и сказал, что всех собирают на военные сборы и ему нужно быть завра в военкомате, который находился в поселке Медный рудник. Так мы узнали, что началась война с фашистской Германией. Было отцу тогда 40 лет. И для меня начало войны – это прощание с отцом, уходящим на фронт.

Но больше всего со словом «война» у меня связано слово «голод». С уходом отца работать некому: у мамы на руках дети и хозяйство (корова). Старшему брату Петру исполнилось 16 лет, Григорию - 11, сестре Дине – 5, мне – 4, Кате – 2 года. Первое время от голода пала корова – нам трудно было запасти корм для нее. Ели все, что можно было употреблять в пищу: мерзлую картошку, пекли лепешки из картофельных очисток, варили похлебку из крапивы. В лесу собирали траву пиконы и тоже варили. Хлеба не было. За годы войны мы даже забыли его вкус. Малыши посещали детский сад, но там тоже кормили плохо. Помню водянистую манную кашу и отварной картофель в мундире (по одной картофелине на ребенка). И все – таки это была хоть какая – то поддержка для семьи.

Через два года старшего брата Петра призвали на фронт. Ему тогда было 17 с половиной лет. Воевал он пулеметчиком. Через год мы получили похоронку: Петр погиб в боях за Прибалтику. Мы все горько оплакивали гибель брата. Особенно тяжело это известие переживала мама. У нее сразу село зрение, и она долго болела.

Гриша с 13 лет работал в леспромхозе. Вместе с такими же подростками возил дрова для отопления различных учреждений. Лошадей не было, поэтому в сани впрягались сами.

Очень хорошо помню, как пришло известие о том, что отца тяжело ранило. Он стал инвалидом, поэтому на фронт больше не попал. Мы очень ждали его возвращения. Папа добирался домой из госпиталя целый месяц. Когда вернулся, хотя и без ноги и с ранением в спину, семья ожила. Его приняли на работу страховым агентом. Помню, что ему выдали аванс и он принес булку хлеба. Какая это радость! От булки отрезали всем по кусочку и ели как торт. Мне кажется, что вкуснее этого я больше ничего в своей жизни не ела»

Четверикова Маргарита Степановна

«Так было»

  «Когда началась война, мы жили в Нижнем Тагиле на окраине города. Маленькая улочка, всего девять домов, в одном из них мы снимали комнату.

О начале войны узнала случайно. Однажды мама с хозяйкой ушли в магазин, а мы с сестрой остались. Мне в то время было 11 лет. Вернувшись из магазина, хозяйка мне говорит, что началась война, а мама тихо прошептала, что сегодня, мол, ее день рождения. Вот эти три слова, «война» и «день рождения», запомнились на всю жизнь. Я еще в тот момент не поняла, что такое война. Но через несколько дней полностью осознала, что это такое. Папу забрали на фронт. Мама все время на работе. Кроме того, ее главной заботой была заготовка дров на зиму. Рубить дрова в лесу – нужна мужская сила, привезти их – нет машины.

А моей главной заботой с этого времени стала покупка хлеба по карточкам. Очереди были огромные. Самое страшное – это потерять хлебные карточки. Позднее появились продуктовые карточки. Я знала почти все магазины города, знала, что и где можно было выкупить по карточкам. Ходьба по магазинам начиналась после уроков. У хозяйки же был большой огород, на котором мы работали, чтобы запастись овощами и картошкой на весь год.

Самым страшным для меня стал один из июньских дней 1943 года. Я отдыхала в пионерском лагере. Утром мне сообщают: «Скорее беги к поезду. На одни сутки дали отпуск твоему отцу». Из госпиталя, где он лечился после ранения, его отправляли на фронт.

Здесь надо объяснить, что это был за поезд, на котором я ехала. Называли его «кукушка»: узкая колея, маленькие вагоны, маленький паровозик. Едет очень медленно. Остановится, а потом снова едет. Часто приходит на станцию с опозданием. А находилась та станция на другом конце города. Я ехала и про себя подгоняла: «Скорее, скорее иди, не опаздывай». Потом еще пешком шла, ехала на трамвае. И вот последнее препятствие – надо подняться на железнодорожный мост станции Нижний Тагил, откуда мы, детвора, любили смотреть сверху вниз на поезда. Мои ноги приросли к полу моста, руками вцепилась в перила. Я увидела пассажирский поезд и много народу на перроне. Отрываюсь от перил и бегу домой, чтобы не опоздать. Кто знает, может, я увижу отца в последний раз… Его провожали мама и сестра, а я опоздала. Чувства, которые охватили меня тогда, я переживаю каждый раз, когда вспоминаю об этом.

Репродуктор "тарелка". 1940 - е гг. Экспонируется в экспозиции "Выжить и победить" Верхнепышминского исторического музея.

И вот наступил долгожданный День Победы. Ночью соседка барабанит в дверь с криком: «Победа!». Я открываю дверь, бегу к своей любимой черной тарелке (так выглядело радио), включаю и слышу торжественный голос Левитана.

Теперь люди стали жить ожиданием – когда же вернутся солдаты домой? И к нам в один из октябрьских дней 1945 года вернулся отец – фронтовик. Нас с мамой в этот радостный час дома не оказалось. Когда мы пришли, то за столом сидели все соседи из коммунальных квартир (всего 15 семей). На столе угощение, каждая семья несла, что у нее было. В центре за столом сидел отец, а на коленях у него моя сестра. Она снова меня опередила»

Дети войны: воспоминания, 1 часть/ сост. Л. Ковалева. – Верхняя Пышма, 2016.

 

Прошло много лет, тех, кто пережил это лично, остается все меньше. Но забывать нельзя. Эту горькую память надо хранит вечно!

 

 

35,10,0,80,2
3,600,60,0,3000,5000,25,800
90,150,1,50,12,30,50,1,70,12,1,50,1,1,1,5000
0,2,0,0,1,46,15,5,2,1,0,20,0,0
Чуланчик 1
Чуланчик 2
Мебель 1
Школа 1
Школа 2
Машинка 1
Геология
Рог
Раскопки
Зал дворянина
Чуланчик 3
Машинка 2
Музей меди
Мебель
Гражданский раскол